Просветительский проект
ZAUMNIK.RU
УГОЛОК ЗАУМНЫХ НАУК
уроки древних
языков

Павел ПЕРВОВ

ОЧЕРКИ ПО МЕТОДИКЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ЛАТИНСКОГО ЯЗЫКА СРАВНИТЕЛЬНО С РУССКИМ

Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно

III.

<Роль синтаксиса при переводе с русского языка на латинский><Согласование и управление в русской и латинской грамматике: сравнительный синтаксис><Последовательность времен в латыни, категория глагольного вида в русском языке><Общая и специальная части русского и латинского синтаксиса>

репетитор латинского языка в СПб

латинская фраза etiam ferocissimos domari

ETIAM  FEROCISSIMOS  DOMARI

«Даже самые свирепые укрощаемы». По-церковнославянски: му́дрый человѣ́къ укроща́етъ и ди́кихъ звѣре́й. В качестве эмблемы, сопровождаемой латинским девизом, изображен мужчина, едущий в повозке (по-латыни currus, IV склонения), запряженной львами. Латинская фраза etiam ferocissimos domari есть оборот accusativus cum infinitivo, зависящий от подразумеваемого глагола думания или говорения, verba dicendi et putandi. («Символы и эмблемы, вытисненные по повелению царя Московии Петра Алексеевича», Амстердам, 1705 г.)

онлайн древнегреческий язык

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙН
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
УРОКИ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

Прежде: Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно, II

Первое склонение латинской грамматики

Далее: Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно, IV


Павел Дмитриевич Первов. Очерки по методике преподавания латинского языка сравнительно с русским.
Интернет-публикация на основе издания 1913 г. (Москва, «Типография Русского Товарищества»):
специально для проекта «ZAUMNIK.RU — Уроки древних языков»

Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно
III.

<Роль синтаксиса при переводе с русского языка на латинский>

Роль синтаксиса при переводе является только вспомогательной: синтаксис руководит и помогает при выборе этимологических <морфологических> категорий и форм. Перевод заключается в постановке не синтаксических категорий, а только этимологических; синтаксические же категории привлекаются к делу лишь для того, чтобы разобраться в этимологических <морфологических>.

Словам соответствуют понятия; простейшей формой суждения является предложение, состоящее из подлежащего и сказуемого, то есть указывающее на понятие и его признак. Прибавляя к подлежащему и сказуемому суждения различные определения, дополнения и обстоятельственные слова, мы этим самым понятия превращаем в представления, общее превращаем в частное, абстрактное в конкретное, родовые понятия в видовые, и т. д. Распространение предложения происходит по логическим категориям — категории свойства, места, времени и т. д. По тем же категориям простое предложение распространяется в сложное в том случае, если данную категорию нельзя обозначить простым членом предложения. Все эти логические отношения обозначаются в языке с помощью согласования и управления (под управлением разумеем и зависимость придаточного от главного). Но кроме этого логическое суждение, принимая разные оттенки, изменяется по видам. Изменение суждений по объему, касающееся подлежащего суждений, с грамматической стороны проявляются в постановке определений и дополнений к этому подлежащему. Изменение же суждений по содержанию, по связи между подлежащим и сказуемым и по степени достоверности проявляется исключительно в сказуемом с относящимися к нему членами предложения; причем изменение суждений по содержанию, то есть отличие суждений утвердительных и отрицательных, проявляется в постановке или опущении отрицания, а отличие их по связи между подлежащим и сказуемым и по степени достоверности проявляется в постановке наклонений. Таким образом, всевозможные логические отношения между членами суждения и между суждениями с грамматической стороны проявляются в четырех видах:

Этими четырьмя способами пользуются все индоевропейские языки, но детальное применение этих способов часто бывает, различным в различных языках. Для нас важно сравнить в этом отношении русский язык с латинским.

 


 


<Согласование и управление в русской и латинской грамматике: сравнительный синтаксис>

В применении первого способа, и вообще говоря, не может быть больших различий, так как согласование выражается в очень простом грамматическом законе, заключающемся в уподоблении форм. С развитием языка этот закон не осложняется, а наоборот, выходит из практики. Само по себе согласование есть лишь нечто добавочное к управлению; логические отношения выражаются собственно в управлении, в постановке падежа; прилагательное же, согласованное с существительным, не изменяет этих отношений, а лишь вторично подтверждает их, воспроизводя в себе еще раз категорию рода, числа и падежа, уже имеющуюся в существительном. Очевидно, в этом вторичном подчеркивании тех же логических отношений — с развитием языка, с большею привычкою людей к мышлению — не встречается уже особенной надобности. И действительно, в новых языках родовые окончания прилагательных постепенно утрачиваются, и согласование таким образом выходит из употребления. Русский язык в вопросе о согласовании ни в чём в сущности не отличается от латинского. В объёмистых латинских грамматиках, правда, помещаются целые главы, трактующие о согласовании. Но все приводимые в них правила касаются не обычного, нормального согласования, а лишь одного редкого казуса; они многоречиво решают все один и тот же вопрос: как согласовать слово при двух определяемых, относящихся к различным грамматическим категориям? Под видом правил тут приводятся эмпирические выводы из практики: за правило признается то, что чаще встречается. Уже из этого сомнительного критерия видно, что даже и в этом исключительном случае латинский язык ничем не отличается в вопросе о согласовании от русского1.


1 Для школьной практики полезно знать из этой области один только случай — именно употребление местоимения hic в качестве подлежащего при сказуемом-существительном.


В управлении предложений тоже оба языка совершенно сходны, потому что это управление основано в них на одних и тех же логических категориях: категориям свойства, места и т. д. в том и другом языке одинаково соответствуют придаточные определительные, придаточные места, и т. д. Все замечаемые здесь разноречия между русскими и латинскими грамматиками являются лишь недостатком классификации и не вытекают из строя языков. Если, например, условные и уступительные предложения в русских грамматиках чаще относятся к главным, а в латинских грамматиках обыкновенно к придаточным, то это происходит только по недоразумению, вследствие того, что составители грамматик не сознают необходимости уничтожать эти противоречия, не существующие в действительности, в самом строе языков. Таким образом, из четырех указанных нами способов словесно изображать логические отношения между членами суждения и качества суждения два способа — согласование и управление предложений — применяются совершенно одинаково и в русском и в латинском языке. В системах той и другой грамматики они составляют общую часть; это отделы общей грамматики. Два другие способа — управление слов и постановка наклонений — применяются на практике в том и другом языке далеко не одинаково; особенно это можно сказать о постановке наклонений.

<Последовательность времен в латыни, категория глагольного вида в русском языке>

Но кроме этих общих способов изображения логических отношений в том и другом языке есть еще по одному способу, составляющему специальную особенность данного языка. В латинском языке этим специальным, пятым по счету способом является постановка времен в придаточном предложении в зависимости от главного предложения. Термином consecutio temporum грамматики пользуются обыкновенно лишь в применении к временам сослагательного наклонения; но в действительности последовательность времен, если принимать этот термин в более обширном значении, распространяется в латинском языке на все придаточные, составляющие часть логического суждения1, будь они выражены сослагательным или изъявительным наклонением, неопределенным или причастием. На первый взгляд может казаться, что этот способ обозначать логические отношения постановкою времен не составляет специальной особенности латинского языка, так как он, по-видимому, применяется и в русском языке. Подробный анализ времен русского придаточного предложения приводит к выводу, что в русском языке практикуются две системы подчинения предложений: времена придаточного то ставятся совершенно независимо от времени главного предложения, то обусловливаются временем главного предложения; иначе сказать, русский язык то подчиняется закону последовательности времен, то нет. Но дело в том, что этот закон применяется в русском языке не в определенных случаях, а ad libitum, вперемежку и параллельно с самостоятельным употреблением времен придаточного предложения. Последовательность времен здесь оказывается возможной, но не обязательной. А при таком положении дела она не может считаться общею частью той и другой грамматической системы. В латинском языке последовательность времен выражается в ряде грамматических законов; в русском языке соответствующие грамматические явления не могут быть объединены в законы; в силу этого при выборе и постановке латинских времен мы не можем опираться на синтаксический разбор русских времен, на последовательность русских времен, потому что эта последовательность не только может быть иною, чем в латинском языке, но и может совершенно отсутствовать в русской фразе. Странный факт, что последовательность времен применяется в русском языке ad libitum (выходит, будто логические отношения можно обозначать в речи и можно не обозначать!), объясняется тем обстоятельством, что эта последовательность служит только вторичным, дополнительным средством для обозначения логических отношений, уже обозначенных иным способом. Этим иным способом, специально свойственным только русскому языку, является категория видов. Логические отношения, выражаемые в латинском языке последовательностью времен, в русском языке обозначаются при помощи глагольной категории видов.


1 Частью логического суждения является всякое придаточное, заменяющее собою недостающий член предложения; но сюда не относятся, например, предложения следствия, потому что каждое такое предложение есть не член или часть другого суждения, а целое, самостоятельное суждение. Когда Цезарь узнал — есть часть суждения, заменяющая обозначение времени за невозможностью обозначить время простым обстоятельственным словом; но если мы отбросим когда, то, конечно, вместо части будем иметь уже особое, самостоятельное суждение: Цезарь узнал.


 

 


<Общая и специальная части русского и латинского синтаксиса>

Подводя итоги, мы получаем следующий перечень способов словесного изображения логических отношений между членами суждения и качеств суждений:

  1. согласование — одинаковое в русском и латинском языке;
  2. управление слов — во многом различное в русском и латинском языке;
  3. управление предложений — одинаковое в русском и латинском языке;
  4. постановка наклонений — во многом различная в русском и латинском языке;
  5. последовательность времен — в латинском языке;
  6. выбор глагольного вида — в русском языке.

Первый и третий способ входят в состав общей части грамматик, пятый способ входит в состав специально-латинской грамматики, шестой — в состав специально-русской грамматики; второй же и четвертый способ принадлежат то общей грамматике, то специальным частям русского и латинского синтаксиса. Так как вопросы, относящиеся к области общей грамматики, всегда решаются нами в применении к родной речи, то есть на почве русской грамматики, то, значит, из всех перечисленных способов на долю специальной части латинского синтаксиса приходится только решение вопросов (да и то не всегда) о падежах, о наклонениях и о временах придаточного предложения.

 


 


Прежде: Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно, II

Первое склонение латинской грамматики

Далее: Логический процесс при переводах с латинского языка на русский и обратно, IV

онлайн древнегреческий язык

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙН
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
УРОКИ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — конспективные леммы и пояснения в ломаных скобках; раскрытие латинских и иных сокращений.