Что я думаю о народовольцах | Народовольцы сегодня | Память о народниках | Понимание народничества на современном этапе

Дневник деклассированного классика
15/06/2018

Егор Поликарпов. Еще не экстремист, уже не лоялен: я начал понимать народовольцев…: специально для проекта «ZAUMNIK.RU — Уроки древних языков»

Еще не экстремист, уже не лоялен: я начал понимать народовольцев…

В детстве и на заре юности я еще застал то время, когда образы народовольцев, революционных террористов были овеяны романтической дымкой. Чудодейственно оправданная судом присяжных Засулич; сын священника Кибальчич, проектирующий в камере смертников космический летательный аппарат; порвавшая со своим социальным слоем губернаторская дочка Перовская; сын крепостного, грамотей-самоучка Желябов; инфернальный пролетарий — столяр-душегуб Халтурин; студент императорского университета Саша Ульянов и апокрифический афоризм меньшого брата: «мы пойдем другим путем»… Всесословная общность какая-то, прямо-таки идеальное соборное всеединство, преломленное в кривизне земной воплощенности.

В Перестройку общественное мнение резко качнулось: из идеалистов-народолюбцев они были переквалифицированы в извращенцев-фанатиков. А теперь и вовсе испарились из народного самосознания, выплывая на его поверхности лишь в провинциальной — уже даже не в северностоличной — топонимике. Где улица Халтурина, где улица Желябова, где улица Перовской? Кто помнит мемориальную доску с именем Александра Ульянова на торце университетского здания Двенадцати коллегий? И почему она куда-то исчезла после появления на площади перед ней памятника новому герою уже иной, но не менее сомнительной репутации — академику Сахарову? Борьба с монументальной пропагандой терроризма, что ли?

динамитная мастерская народовольцев

Мемориальная доска на доме по 11-й линии Васильевского острова в СПб. Успели-таки мы ее запечатлеть, пока не уничтожена!

Конечно, убийство человека — смертный грех. Но всегда ли? Если внешний враг напал на отечество, убийство врага — священная обязанность гражданина. А если твой народ уничтожается экономически, социально, интеллектуально, морально и — в итоге — физически, но врагом не внешним, а внутренним — так называемой правящей элитой и ее приспешниками разных ступеней приближенности? Имеет ли гражданин право на войну с этим врагом? Дилемма трудноразрешимая… Народовольцы по-раскольниковски посчитали, что — да, право имеет. В особенности, когда напрочь отсутствует — как это сейчас принято именовать — обратная связь с вышеозначенной элитой.

Знакомая ситуация, не правда ли? Ну, скажем, как когда какой-нибудь самовлюбленный смартфонщик играется в перемалёвывание рабоче-крестьянских милиционеров в оккупантских полицаев, транжиря на эту свою барскую прихоть деньги добросовестных налогоплательщиков без их, разумеется, спроса, а потом барские приживальщики взахлёб предлагают лишить других бесправно-бессловесных холопов из родной показушной деревеньки (а именно 25 млн душ наиболее трудоспособного народонаселения) бесплатного медицинского обслуживания: дыру, видите ли, прогрызли вы, самозанятые дармоеды, в нашем коррумпированном кармане.

Говорят, что история не наука, потому что исторические явления не тиражируются в порядке лабораторного эксперимента. Видимо, это так, но сама историческая ситуация может повторяться в том или ином отношении, наблюдаемом мыслящим субъектом в собственном жизненном опыте, и давать ключ к индивидуальному пониманию как прошлого, так и настоящего.

Народовольцы, я вспомнил о вас, вы мне еще чужды, но уже я начинаю вас слышать!

 

Τ Ε Λ Ο Σ

 


ДНЕВНИК ДЕКЛАССИРОВАННОГО КЛАССИКА

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — авторство, редактура, корректура, оформление; по вопросам сотрудничества и взаимодействия просьба писать сюда: zaumnik.ru@mail.ru, либо сюда: vk.com/repetitor_latyni, либо сюда: facebook.com/polycarpov.